849680 Страна теряет в среднем 12 млрд долларов в месяц ➨ Читайте больше на NUR.KZ Международные финансы

Саудовская Аравия в ближайшие два года начнет катиться в нефтяную пропасть - СМИ

Если рынок нефтяных фьючерсов не ошибается, Саудовская Аравия в ближайшие два года начнет катиться в пропасть. К концу десятилетия кризис будет угрожать самому ее существованию, пишет insider.pro.

Саудовская Аравия в ближайшие два года начнет катиться в нефтяную пропасть - СМИДоговорная цена на поставки нефти производства США в декабре 2020 года сейчас составляет $62,05, и это сулит резкие перемены в экономическом ландшафте на Ближнем Востоке и в других государствах, зависящих от экспорта нефти.

В ноябре прошлого года Саудовская Аравия сделала весьма рискованный ход, прекратив поддерживать цены на нефть. Вместо этого государство решило переполнить рынок и вытеснить конкурентов, повысив добычу до 10,6 млн баррелей в день в самый разгар падения цен.

Теперь Bank of America говорит, что ОПЕК «в сущности, распадается». Картель может даже закрыть ради экономии свои офисы в Вене.

Просчет в ценовой политике

Если целью рискованного плана было задушить сланцевую промышленность США, саудиты серьезно промахнулись — впрочем, они недооценивали растущую угрозу сланцевой добычи на каждом этапе в течение восьми последних лет. В своем последнем отчете по стабильности центральный банк Саудовской Аравии признал:

«Становится очевидным, что производители, не входящие в ОПЕК, оказались не так чувствительны к низким ценам на нефть, как нам казалось, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Основным эффектом стало не ослабление выработки на существующих скважинах, а падение темпов освоения новых месторождений. Это требует большего терпения».

Один саудовский эксперт высказывается резче: «Эта политика не сработала, и не заработает никогда».

Результаты низких цен

Вызвав обрушение цен на нефть, саудиты и их союзники из стран Персидского залива начисто уничтожили перспективы ряда дорогостоящих предприятий в Российской Арктике, Мексиканском заливе, в глубоких водах Атлантики и канадских дегтярных песках.

Консультанты Wood Mackenzie утверждают, что крупные нефтяные и газовые компании отложили в долгий ящик 46 крупных проектов, или 200 млрд долларов инвестиций.

Проблемой для Саудовской Аравии стало то, что расходы американских компаний, добывающих нефть при помощи фрекинга, не так уж высоки. Они в основном лежат в среднем диапазоне, и эксперты IHS полагают, что в этом году сланцевые компании могут сократить расходы еще на 45% — и не только за счет перехода на высокодоходные скважины.

Передовые технологии горизонтального бурения позволяют сланцевым компаниям запускать пять или десять скважин в разных направлениях на одном и том же участке. Умные буры с компьютерной начинкой умеют искать трещины в скале. Новые растворимые пропанты обещают сэкономить 300 тыс. долларов с каждой шахты. Джон Хесс, глава Hess Corporation, говорит: «Мы снизили затраты на бурение на 50%, и видим возможности для их снижения еще на 30%».

Безвыходное положение

Саудовская Аравия в сущности оказалась в безвыходном положении. 90% ее бюджетных доходов зависят от нефти. За 50 лет с начала нефтяной лихорадки там так и не появилось почти никакой другой промышленности.

Граждане страны не платят налог с доходов, процентов или дивидендов по акциям. Благодаря субсидиям бензин стоит 12 центов за литр, электричество — 1,3 цента за киловатт-час. Социальные расходы резко выросли после Арабской весны, когда королевство стремилось задушить инакомыслие.

По оценкам Международного валютного фонда, дефицит бюджета Саудовской Аравии в этом году достигнет 20% ВВП, или примерно 140 млрд долларов. Цена на нефть, которая позволит этого избежать, составляет $106 за баррель.

Но король Салман и не думает об экономии — он разбрасывает деньги, отдавая 32 млрд долларов в качестве бонуса в честь коронации для всех работников и пенсионеров. Он развязал дорогостоящую войну против Хути в Йемене и ведет наращивание вооружений — полностью на импортном оружии, — которое должно продвинуть Саудовскую Аравию на пятое место в мире по обороноспособности.

Последствия Арабской весны

Саудовская королевская семья возглавляет суннитскую оппозицию против возрождающегося Ирана, сражаясь за господство в упорной борьбе между суннитами и шиитами на Ближнем Востоке. Джим Вулси, бывший глава ЦРУ, говорит:

«Прямо сейчас у саудовцев только одно на уме — это иранцы. У них очень серьезные проблемы. В сфере влияния Ирана — Йемен, Сирия, Ирак и Ливан».

Деньги начали утекать из Саудовской Аравии после Арабской весны. Еще до обвала цен на нефть чистый отток капитала достиг 8% ВВП в год. С тех пор страна прожигает свои валютные резервы с головокружительной скоростью.

В августе 2014 года золотовалютные резервы страны достигли пика в 737 млрд долларов. В мае они упали до 672 млрд. При нынешних ценах на нефть они снижаются по крайней мере на 12 млрд в месяц.

Халид аль-Свейлем, бывший чиновник центрального банка Саудовской Аравии, а теперь сотрудник Гарвардского университета, говорит, что резервов едва хватит, чтобы покрыть бюджетный дефицит.

И верно, они не особенно велики, учитывая, что в стране действует система фиксированных валютных курсов. Кувейт, Катар и Абу-Даби имеют в три раза больше резервов на душу населения. Аль-Свейлем говорит: «Мы гораздо более уязвимы. Именно поэтому мы четвертые по кредитному рейтингу в Персидском заливе — „AA-“. Мы не можем позволить себе потерять нашу подушку безопасности в течение ближайших двух лет».

В феврале Standard & Poor's понизило свой прогноз по стране до «негативного»:

«Мы рассматриваем экономику Саудовской Аравии как недиверсифицированную и уязвимую к резкому и устойчивому снижению цен на нефть».

Ошибка ОПЕК

ОПЕК слишком долго откладывала решение проблем, хотя не исключено, что картель мало что мог противопоставить преимуществам американской технологии. Оглядываясь, можно смело сказать, что позволить ценам так долго держаться на таком высоком уровне было стратегической ошибкой — именно это позволило появиться сланцевой добыче, да и современной солнечной энергетике. Джинна не так-то просто загнать обратно в бутылку.

Сейчас Саудовская Аравия в ловушке. Даже если бы ей удалось заключить сделку с Россией и организовать сокращение объемов производства ради повышения цены — что, кстати, вовсе не гарантировано, — страна бы просто оставалась на плаву чуть дольше, поскольку сланцевые технологии появились бы чуть позже.

Как бы то ни было, при нынешнем курсе их резервы могут сократиться до 200 млрд долларов к концу 2018 года. Рынок, падкий на мрачные пророчества, отреагирует задолго до этого. Бегство капитала будет ускоряться.

Правительство способно сократить инвестиционные расходы на некоторое время — как это было в середине 1980-х, — но в конце концов ему придется ввести драконовские строгости. Страна не может позволить себе поддерживать Египет и непомерную машину политического влияния по всему суннитскому миру.

Социальные расходы — клей, который скрепляет средневековый ваххабитский режим, пока среди шиитского меньшинства Восточной провинции зреет протест, ИГИЛ непредвиденно атакует терактами, а Йемен грозит вторжением. В основе саудовской сферы влияния, которая оказалась втянута в ближневосточную версию Тридцатилетней войны в Европе, и до сих пор не оправилась от потрясений демократического восстания, лежат исключительно дипломатические расходы. Мы еще можем обнаружить, что нефтяная промышленность США имеет большую силу, чем шаткая политическая конструкция, которая стоит за ОПЕК.

Источник: Nur.kz

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также

Загрузка...


Комментарии 13

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .