Финансы
211531 До каких пор мы у себя, в Казахстане, при наличии всех возможностей будем потреблять иранскую картошку, китайские помидоры, украинскую сгущенку, литовские колба Экономика и бизнес

Почему в Казахстане нет собственных продуктов питания?

До каких пор мы у себя, в Казахстане, при наличии всех необходимых  земельных и финансовых возможностей будем потреблять иранскую картошку, китайские и узбекские помидоры, украинскую сгущенку, литовские колбасы, российские майонезы и кетчупы?

Почему в Казахстане нет собственных продуктов питания?

Именно этот вопрос "ЛИТЕР-Неделя" поставила во главу угла во время беседы с экономистом Русланом Сагидановым.

"ЛИТЕР-Неделя": Некоторые казахстанские экономисты сомневаются в "инновационности" проектов, которые реализуются в рамках Программы форсированного индустриально-инновационного развития. Что вы думаете по этому поводу?

Р.С.: Может быть, нам не удастся стать лидерами на мировых рынках по производству электроники, текстиля, бытовой техники, автомашин, самолетостроения, создания новых технологий, know-how и так далее. Нужно учитывать, что мировой рынок уже  давно переделен между страновыми игроками по ключевым отраслям. Однако неоспорим тот факт, что мы в полной мере должны обеспечивать собственные потребности в первую очередь по товарам первой необходимости, а именно пищевой продукции.

В среднем каждый казахстанец потребляет только пищевой продукции на 10 тыс. тенге в месяц, или на 120 тыс. тенге в год

Наша республика занимает центральное геополитическое положение между такими крупными регионами, как Китай, Россия, страны ЕС и Центральной Азии. У нас есть огромные земельные возможности и необходимые денежные средства. Более того, традиционно в Казахстане основными отраслями экономики были животноводство и растениеводство.

Поэтому мы просто обязаны отвоевывать свое место по поставке конечной продукции сельскохозяйственного содержания на мировые рынки.

Но прежде чем пытаться решать такие глобальные цели, давайте для начала постараемся обеспечить собственные потребности, доведя удельный коэффициент присутствия на рынке отечественной продукции, как минимум, до 70-75 процентов. Именно эта величина характеризует такое понятие, как продовольственная безопасность государства.

В среднем каждый казахстанец потребляет только пищевой продукции на 10 тыс. тенге в месяц, или на 120 тыс. тенге в год, из расчета на все население Казахстана эта цифра превращается в 1,92 трлн тенге, или в 13 млрд долларов. Это лишь то, что касается исключительно продовольственной потребности. И надо признать, сумма достаточно внушительна.

Потенциально это означает плодотворную деятельность около 3 тысяч предприятий, занятых в сфере переработки пищевой продукции с годовым оборотом более 4 млн долларов каждое. А это сотни тысяч новых рабочих мест, соответствующие отчисления в государственный бюджет, продовольственная безопасность страны и увеличение общего покупательского спроса.

"ЛИТЕР-Неделя":  В рамках программы ФИИР уже в следующем году в каждой области будет построено от одного до шести предприятий по производству продукции сельского хозяйства. Почему столь перспективное направление бизнеса предприниматели заметили лишь после вмешательства государства?

Р.С.: Развитие сельского хозяйства – это не спекулятивные операции с недвижимостью или нефтью, это не торговое финансирование банков. Как и всякий другой реальный сектор экономики, это долгоокупаемый бизнес: "длинные" деньги, высокие риски, большие операционные расходы, огромные трудозатраты и невысокая степень прибыли на единицу продукта.

Развитие сельского хозяйства – это не спекулятивные операции с недвижимостью или нефтью, это не торговое финансирование банков

До сих пор с нашим однобоким банковским подходом к инвестиционным проектам, с их базовой процентной ставкой в лучшем случае в 12 процентов годовых, с их требованиями по окупаемости проекта в 5-8 лет и  нормой доходности не меньше 20 процентов, вся идея по созданию продовольственных проектов летит в тартарары.

Нет объективного подхода к оценке проектов в агросекторе со стороны кредитных учреждений. Тогда как надо четко представлять, что период строительства объектов плюс период качественного вывода проекта на рынок в среднем занимает 4-5 лет. Лишь потом проект переходит в фазу развития бизнеса и можно задумываться о достижении плановых проектных показателей.

Это значит, что максимальная процентная ставка по кредиту не должна превышать 3-4 процентов, при этом сроки кредитов должны быть от 15 лет и более. Это не считается прихотью  предпринимателей, это естественные условия для развития инвестиционных проектов в агросекторе с нуля. Непонимание этого как раз и является первой проблемой отечественного сельского хозяйства.

"ЛИТЕР-Неделя":  Какова вторая проблема?

Р.С.: В Казахстане очень либеральное и поэтому неконтролируемое отношение к объектам малого предпринимательства в лице ИП. Но "теневики" не дремлют.

Объясню, как это происходит. Как и 15 лет назад, основная доля продаж пищевой продукции происходит на ключевых крупнооптовых рынках, где ИПэшники за наличный расчет и в бездокументарной форме приобретают сырье у крестьян (мясо, фрукты, овощи, молоко и так далее). Далее они осуществляют переработку в собственных цехах и также бездокументарно осуществляют продажу конечного продукта на крупнооптовых рынках, при этом не показывая своих реальных оборотов и не выплачивая НДС, КПН, ИПН, социальные отчисления и другие виды налогов.

В итоге предприниматель, который имеет нормальные активы и представлен в форме ТОО, оказывается на одном уровне с отпускной ценой на продукцию с предпринимателем в форме ИП. А это в данном случае уже антиконкурентная среда.

"ЛИТЕР-Неделя":  Какие выходы из данной ситуации вы видите?

Р.С.: Я считаю, что все производители пищевой продукции должны находиться в равном положении. То есть они все должны быть представлены в виде ТОО, малого или большого. Роль же индивидуальных предпринимателей должна быть сведена только к торговле.

Кроме того, следует активнее развивать альтернативу неконтролируемым оптовым рынкам. Это могут быть крупные оптомаркеты, работающие по системе "Cash & Carry", где санитарные и правовые условия представления продукта соответствуют всем принятым требованиям.

"ЛИТЕР-Неделя":  Имея большой опыт в подготовке инвестиционных проектов, какие советы вы бы могли дать предпринимателям, которые намерены заняться переработкой сельхозпродукции с нуля?

Р.С.: В Казахстане, к сожалению, очень немного людей, которые имеют реальное представление и собственную практику развития пищевых проектов с нуля. Для начала давайте определим вообще, какие производственные объекты нам необходимы.

Они должны быть небольшими (до 3 тыс. кв. метров площадью и до 100 человек производственного персонала), мобильными, сертифицированными по всем принятым стандартам качества в странах ЕС предприятиями, которые могут осуществлять предоставление широкого комплекса производственных услуг, начиная с функции приема необработанного сырья и до момента поставки готового продукта в конечные сети.

В Казахстане, к сожалению, очень немного людей, которые имеют реальное представление и собственную практику развития пищевых проектов с нуля

И таких производственных предприятий должно быть  очень много, потоком и по самому широкому спектру выпуска продукции. Они должны выстраиваться сотнями вокруг крупных городов Казахстана, вытесняя продукцию иностранных поставщиков.

И самое главное, должны быть рыночно конкурентоспособны как объекты бизнеса и реально окупаемы. Вот конкретные примеры инвестиционных вложений: переработка мясной, рыбной, фруктовой, плодоовощной, молочной, мучной и других видов продукции должна быть в пределах 3-5 млн долларов, овощехранилища из расчета хранения до 3 тысяч тонн продукции не должны превышать 1 млн долларов, стоимость хороших тепличных хозяйств из расчета на гектар не должна превышать 400 тысяч долларов.

Указанные цифры по развитию производств являются реально обоснованными. И могу уверить, что при большей стоимости проектов они становятся трудноокупаемыми и неконкурентоспособными.

В понятие инвестиционной стоимости я вкладываю такие статьи расходов, как стоимость всех проектных работ, стоимость земельного участка и строительства необходимых элементов инфраструктуры, весь комплекс СМР, приобретения и установки необходимого оборудования.

Кстати, вовсе не обязательно, чтобы все оборудование и все материалы были дорогостоящими, европейского или японского производства. Особенно если дело касается несложного пищевого оборудования и спецтехники. Здесь уместно рассмотреть поставки из Южной Кореи и юго-восточной части промышленного Китая. Суть дела в том, что чем дешевле в итоге обходится производство, тем легче его вывести на плановые мощности.

Другая ключевая проблема – это решение вопроса  получения технических условий по подключению к элементам инфраструктуры. Нередко занимает годы процесс получения десятков подписей на разрешительных документах от уполномоченных органов.

"ЛИТЕР-Неделя":  Я знаю, что многие предприниматели сегодня готовы тянуть трубы и провода за свой счет. Мне самому пришлось столкнуться с тем, что за разрешение протянуть водо- и газопровод я заплатил по тысяче долларов. Получается, что государство на низовых уровнях власти не только не занимается, а даже препятствует развитию инфраструктуры. Как, по-вашему, можно решить эту проблему?

Р.С.: Государство, безусловно, должно обеспечить инфраструктуру. Но для этого нужен план. То есть нужно знать заранее, сколько и каких предприятий появится в том или ином регионе, каковы у них потребности и так далее. Причем их должно быть несколько.

Согласитесь, тянуть трубу лишь для одного пользователя, а потом для другого – накладно. Более того, основные производства предприятий тоже могло бы построить государство. Только здесь уже потребуются единое проектное решение по строительству и собственно средства на строительство за государственный счет и по государственным стандартам.

Смысл заключается в том, что все препоны, связанные со строительством объектов, государство должно решать самостоятельно

После завершения строительства все это передается в управление заинтересованным предпринимателям, которые осуществляют оперативное управление проектом за счет собственных оборотных средств.

В данной схеме я не вижу никаких рисков для государства. Если предприниматель терпит дефолт по деятельности, риски по оборотным средствам несет сам предприниматель, а производство передается в управление более успешному бизнесмену, который в течение определенного периода времени может выкупить его у государства.

То есть смысл заключается в том, что все препоны, связанные со строительством объектов, государство должно решать самостоятельно, а возможности для развития собственного бизнеса должны быть предоставлены предпринимателю не в виде кредита, а в виде уже готового объекта под его коммерческое управление.

Источник: Литер

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также

Загрузка...


Комментарии 258

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .