Финансы
152317 Казахстан ожидает кризис в медной и золоторудной отраслях ➨ Читайте больше на NUR.KZ Экономика и бизнес

Эксперт рассказал о проблемах отечественного недропользования

Существует миф, что если мы наведем порядок в недропользовании, то заживем как Арабские Эмираты.Эксперт рассказал о проблемах отечественного недропользования

Это говорят те, кто не умеет обращаться с цифрами. В ОАЭ добывается 122 тонны нефти на человека, тогда как у нас – 4,8. Это не говоря уже о том, что себестоимость тонны нефти у нас и в Арабских Эмиратах отличается в несколько раз. То есть, в принципе, мы никогда не сможем жить, как эти страны, говорит эксперт Ассоциации приграничного сотрудничества Марат Шибутов, который рассказал в клубе Института политических решений о проблемах отечественного недропользования.

– Еще один миф: иметь запасы – это круто. Запасы – это очень абстрактная цифра, и смотреть надо на ряд факторов: содержание месторождения, условия залегания полезных ископаемых, наличие инфраструктуры, налоговый режим в стране и удаленность от рынков сбыта. Нам до ближайших потребителей несколько тысяч километров – мы самая отдаленная от моря страна. Именно из-за этих факторов недропользователи стремятся заключать соглашения о разделе продукции (СРП). Главный принцип СРП заключается в том, что инвестору, заключившему с государственными органами соглашение, предоставляется особый порядок налогообложения: с него взимаются лишь налог на прибыль и платежи за пользование недрами, к которым относятся разовые платежи (бонусы), ежегодные платежи на проведение поисковых и разведочных работ и регулярные платежи (роялти).

Запасы – это очень абстрактная цифра, и смотреть надо на ряд факторов: содержание месторождения, условия залегания полезных ископаемых, наличие инфраструктуры, налоговый режим в стране и удаленность от рынков сбыта

СРП включает в себя две стадии: период инвестиций (на данной стадии инвестор выплачивает только платежи) и период возврата капитала (налоги и платежи).

На самом деле СРП применяют во всем мире, хотя многие говорят о том, что это колониальный принцип. У нас они действуют на Карачаганаке, Тенгизе и Северо-Каспийском проекте.

Основная причина того, что мы работаем с иностранными инвесторами по соглашениям, а не по контрактам, в том, что в Советском Союзе был небольшой опыт глубокого подсолевого бурения более 5 км и вообще не было практики морского бурения.

Помимо этого, в тот период как раз произошли две крупные аварии на Карачаганаке и Тенгизе (высота факела была 250–400 метров). На Тенгизе огонь удалось потушить только после ядерного взрыва, благодаря которому сместились пласты. После этих событий на месте горения скважины появился минерал тенгизит. Если бы не американцы со своим ядерным зарядом, скважина так бы и горела, поскольку у нас не было таких технологий. Так, в Туркменистане сорок лет горела газовая скважина "Врата ада" в пустыне Каракум. Также мы не владели технологиями горизонтального и кустового бурения.

Действительно, сверхглубокие скважины превосходят по своей сложности космические технологии. Суммарный объем инвестиций в недропользование минерально-сырьевого комплекса за период 2000–2007 годов составил 74,6 млрд долларов.

За последние 12 лет в минерально-сырьевой комплекс привлечено более 86 млрд долларов инвестиций. За этот же период налоговые поступления и платежи по контрактным обязательствам составили порядка 33,6 млрд долларов, отчисления на развитие социальной сферы и местной инфраструктуры более 1,5 млрд долларов, на обучение казахстанских специалистов направлено около 0,4 млрд долларов. Мы видим постоянный рост иностранных инвестиций, которые снизились только в 2007 году.

Недропользование осуществляется 158 компаниями, из них отечественных – 79 (50 процентов от общего количества компаний), иностранных – 51 (32 процента), совместных – 28 (18 процентов).

Морские месторождения нефти и газа наша надежда.

На карте обозначено около сотни структур, которые потенциально могут быть коммерчески выгодными. С 1991 года добыча нефти у нас идет довольно динамично, но с большим отставанием от имеющихся планов. Мы должны добывать по плану уже более ста млн тонн в год, а пока достигли 75 тыс. тонн, причем последние два года рост идет только за счет Тенгиза.

Поступления от нефтедобычи составляют около 60 процентов нашего госбюджета и как минимум 50 процентов ВВП, с услугами 70 процентов.

Еще один ориентир, являющийся вторым по важности полезным ископаемым – урановые месторождения. Казахстан располагает 1,6 млн тонн разведанных запасов урана, что выводит республику на второе место в мире по объемам разведанных запасов урана среди тех стран, которые решили озвучить свои запасы.

Шу-Сарысуйская провинция. Общие запасы и ресурсы составляют 60,5 процента от общих запасов и ресурсов Казахстана. В настоящее время на месторождениях Уванас, Мынкудук, Канжуган, Моинкум, Акдала, Буденовское и Инкай ведется добыча урана способом подземного скважинного выщелачивания.

Сырдарьинская провинция. Запасы урана в провинции составляют 12,4 процента от общих запасов Казахстана. Добыча урана производится методом подземного выщелачивания на месторождениях Северный и Южный Карамурун.

Северо-Казахстанская провинция. Суммарные запасы провинции составляют 16,5 процента от общих запасов Казахстана. В настоящее время ведется добыча урана шахтным способом на месторождении Восток.

Прикаспийская провинция представлена уникальным типом месторождений, связанных со скоплениями фосфатизированного костного детрита ископаемых рыб. Запасы урана составляют 1,8 процента в общем балансе запасов Казахстана. Добыча урана в настоящее время не ведется.

В прибалхашской провинции основные месторождения отработаны. Остальные запасы урана составляют 0,4 процента от общих запасов республики. Добыча урана прекращена.

Илийская провинция – основные запасы связаны с урано-угольными месторождениями. Запасы составляют 6 процентов от всех запасов Казахстана. Добыча урана в настоящее время не ведется.

Мы не только не газовая держава, мы вообще не газовая страна

Следующий актив – газ. Да, добыча у нас растет. Но мы не только не газовая держава, мы вообще не газовая страна. Ежегодно мы закупаем около 5 млрд кубометров газа у Узбекистана. У нас практически нет газовых месторождений. Месторождения Шу-Сарысуйского бассейна, Амангельдинское были законсервированы в советское время, потому что там в составе природного газа гелий (стоимость которого в разы больше, чем стоимость природного газа).

Всего доказанные запасы месторождений в республике: 3011 млрд кубометров. Гигантские месторождения – Карачаганакское нефтегазоконденсатное (45,5 процента запасов РК) и нефтяные Тенгизское (18,9 процента) и Кашаганское (7,5 процента). Далее идут крупнейшие месторождения: нефтегазоконденсатное Жанажол (4,4 процента) газоконденсатное Имашевское (4,3 процента), крупные нефтегазоконденсатные Жетыбай (3,3 процента), Тенге (1,5 процента), Урихтау (1,3 процента) и газонефтяное Узень.

Известно, что министерство трясет добывающие компании: закачивайте газ в пласт. А если мы попутный газ закачиваем в пласт, у нас его не будет. Так, "ПетроКазахстан" полностью перешел на закачку, и газа уже нет вообще.

И, наконец, каменный уголь. Общие геологические запасы и прогнозные ресурсы углей Республики Казахстан оцениваются в 150 млрд тонн.

По запасам свинца, цинка, меди, нефти, хрома, железа, марганца, олова, золота, фосфоритов, бора и калийных солей республика входит в десятку ведущих стран мира. Однако в рыночных условиях значительная часть запасов минерального сырья оказалась неконкурентоспособной.

По золоту конкурентоспособны 39 процентов запасов руд, по меди и цинку – 38 процентов, по свинцу только 31 процент.

Наиболее конкурентоспособна сырьевая база черной металлургии. Однако радоваться тому, что у нас вроде бы все есть, рано, поскольку мы довольно активно разрабатываем свои запасы. В динамике состояния минерально-сырьевого комплекса республики сохраняются тенденции невосполнения погашаемых запасов. По большинству стратегических видов полезных ископаемых объемы добычи значительно превышают прирост.

Практически по всем важнейшим полезным ископаемым в результате невосполнения разведанные запасы уменьшаются с ежегодными темпами от 0,5 до 1,7 процента, а по отрабатываемым месторождениям – до 7–8 процентов. В

результате активные запасы меди республики могут быть полностью исчерпаны в течение 20–25 лет, свинца и цинка – 15–17 лет, золота – 25–30 лет.

Вероятность открытия вблизи дневной поверхности новых крупных и суперкрупных месторождений практически полностью исключается, так как за последние 50 лет в результате проведения площадных геолого-съемочных, геофизических, геохимических и поисковых работ открыты почти все близповерхностные месторождения твердых полезных ископаемых.

Если же учесть, что от стадии поисков до подготовки месторождения к освоению требуется как минимум 15 лет, то уже в ближайшее время вполне реальна возможность кризиса в медной, свинцово-цинковой и золоторудной отраслях республики и серьезного дисбаланса в минерально-сырьевом комплексе.

Источник: Литер

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также

Загрузка...


Комментарии 6

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .