149282 Какие страшные тайны скрывают отечественные молокозаводы? ➨ Читайте больше на NUR.KZ Экономика и бизнес

Как в Казахстане производят молоко?

Прозрачность бизнеса в Казахстане – не более чем миф. Это подтверждают не только результаты исследования агентства Standard & Poors, но и эксперимент "Мегаполиса".

Как в Казахстане производят молоко?
Фото: biceps.md

В прошлом году агентство рассчитало средний балл прозрачности по 22 крупнейшим казахстанским публичным компаниям. Он составил всего 44%. И с этим показателем трудно не согласиться. Даже информация о том, как производится отечественное молоко, у нас является, как минимум, "военной тайной". С просьбой провести экскурсию для корреспондентов газеты "Мегаполис" мы обратились в АО "ФудМастер" и АО "АПК "Адал".

"Фудмастеровцы" потребовала от нас подписи на некоем соглашении, по которому её руководители могут менять текст по своему усмотрению.

Адаловцы вообще заявили, что не могут пустить журналистов ни на завод, ни на ферму, потому как их оборудование является "секретным". Но мы всё-таки решили посетить эти таинственные объекты, не дожидаясь приглашения. Тебе бы в Париж, Маруся! Проделав длинный путь по сельской дороге, объезжая ямы и утопая в грязи, мы добрались до села Междуреченское, где и расположилась ферма компании "ФудМастер". Нас встретила милая улыбчивая девушка в робе и резиновых сапогах: – Я София, начальник животноводческого цеха, – представилась она на ломаном русском языке. Бригадир цеха Нимет Мамишев пояснил, что София – француженка, её специально пригласили руководить цехом. Как выяснилось, это не единственный гастарбайтер на ферме. В животноводческом цехе работает ветеринаром её земляк Франсуа. Зарплата иностранцев для нас осталась загадкой. София и бригадир согласились показать своё хозяйство. Мы пробирались к цеху по бороздам недавно проехавшего трактора, а коровы, стоящие в загоне, удивленно смотрели на нас своими большими глазами.

На ушах у буренок висели разноцветные бирки с цифрами. Нимет Мамишев объяснил, что это порядковые номера, которые обозначают год появления коров на ферме и некоторые их физиологические особенности.

Коровки, стоящие под навесом, терпеливо ждали дойки: одни жевали корм, другие дремали. Как оказалось, эта скотина где попало не отдыхает, а только на специальном матраце из ковролана и дробленой резины. Бригадир цеха рассказал, что навоз за животными убирают каждые полтора часа с помощью специального голландского устройства. А кормят рогатых смесью из сена, сенажа и сои. – А вот и она, моя любимая Маруся, – сказал Нимет Мамишев, поглаживая пятнистую корову с белой чёлочкой. – Когда она меня видит, всегда радуется…

Любимица бригадира даёт не так уж много молока (всего 20 литров)

Но тут вольер открылся, и Маруся с коллегами отправилась на дойку. Любимица бригадира даёт не так уж много молока (всего 20 литров), есть и более удойные коровки, которые приносят до 47 литров в день. Средний удой составляет 19,5 литра в день с одной фуражной коровки. А всего их 947 голов. – Нам срочно нужна доярка! – обратилась к нам София, выразительно посмотрев на меня. Немного замешкавшись, я все-таки рискнула совершить этот подвиг. София подала мне аппарат под названием "Елка". Корова мужественно восприняла моё намерение приставить к ней доилку. Даже "му" не сказала.

Помещение, где происходило это "таинство", было пронизано трубами и шлангами, по которым текло теплое молоко. Оно сливалось в огромную ёмкость, а после попадало в холодильную установку.

– Молоко на самом деле ничем не защищено. Как бы мы ни старались соблюдать чистоту, в него попадают некоторые бактерии. А чтобы они не размножались, молоко нужно держать в специальных холодильниках,– рассказала француженка. Впрочем, в холодильниках оно и перевозится, все-таки молзавод находится в городе Иссыке. А что происходит на заводе и какую конкретно продукцию выпускают из этого молока – фермеры не знают. Не могут они знать и о том, смешивается ли их молоко с материалом, купленным у населения. У нас, у французов, такие правила Впрочем, корреспонденты "Мегаполиса" это тоже не смогли выяснить. На проходной молзавода журналистам сказали, что директор на совещании, в здании полно проверяющих, а в бухгалтерии сидит аудит. В общем, все заняты, и никто не может организовать нам экскурсию. – И вообще без специального разрешения на завод пройти нельзя. Такие уж правила у французов, – вежливо пояснила девушка на проходной… Французская компания Lactalis приобрела завод "ФудМастер" ещё в 2004 году. До этого генеральным директором компании был известный в Казахстане бизнесмен Сакен Сейфуллин.

Передав свои полномочия новым хозяевам, он возглавил страховую компанию "Альянс полис", а потом и вовсе стал председателем правления АО "Финансовая корпорация "Сеймар Альянс". Никакой информации о нынешнем руководстве ОАО "Компания ФудМастер" сегодня нет.

Компания не публикует свои отчеты, не листингуется на Казахстанской фондовой бирже. А такая скрытность обычно не свойственна иностранным компаниям. Работница контрольно-пропускного пункта нам поведала, что завод "ФудМастер" сдан французам в аренду. Так что же действительно утаивает АО "ФудМастер"? Процесс переработки молока или своих новых владельцев?..

Молочный призрак В АО "Агропромышленная компания "Адал" загадок оказалось еще больше. В отчете депутата районного маслихата С. Даулетова за 2009 год указано, что в селе КазЦик существует ферма, принадлежащая "Адалу". Но журналистов там встретили, как говорится, без цветов и оркестра. Массивные и покосившиеся ворота с надписью "Молочнотоварная ферма" напоминали о некогда крупном цехе животноводства, существовавшем ещё при Советском Союзе.

В здании, где когда-то находился контрольно-пропускной пункт, теперь живут квартиранты. Развешанное на верёвках бельё, тазики на ступеньках с непонятным содержимым и гуляющие рядом дети только подтверждали этот факт.

Навстречу вышли какие-то женщины в ярких халатах, носках и тапочках. На вопрос о коровниках они только кивнули в сторону полуразрушенных сооружений. Это были крытые загоны, многие из которых давно не использовались, а некоторые и вовсе разобраны на кирпичи. Вдалеке послышалось протяжное "Му-у-у!". Несколько коровок гуляло возле длинного здания с разбитыми окнами и облупившимися стенами. Видимо, это был молочный блок. Вскоре показался один из фермеров, который стал выпроваживать назойливых журналистов: – Без начальства туда нельзя, – сказал он, нахмурив брови… Однако нам удалось уговорить его и посмотреть на молодых телят. Взрослые коровы, как выяснилось, паслись на пастбище. Работник комплекса не пожелал назвать свою фамилию. Но от него мы узнали, что адаловцы подкармливают своих коровок жомом, приобретенным на сахарном заводе в Бурундае. Процесс доения на ферме автоматизирован, только вот дойных коров не так много, всего 70 голов.

Адаловцы подкармливают своих коровок жомом, приобретенным на сахарном заводе в Бурундае

Чтобы выяснить дальнейшие этапы производства молока, мы отправились буквально в Космос. Так называется село в Алматинской области, где и расположился молзавод АО "АПК "Адал". В 1999 году на фермах бывшего совхоза "Октябрьский" "висело" 54 миллиона тенге долгов. Генеральный директор "Адала" Серик Смаилов арендовал совхоз, погасил долги и оснастил завод европейским оборудованием. Но на предприятие нас не пустили: – Нет начальства, – сообщил охранник. Тем не менее работник пропускного пункта нам рассказал, что в селе есть три фермы, принадлежащие компании. Кроме того завод покупает молоко у населения. А вот о животноводческом комплексе в КазЦике он впервые слышит: – К нам никогда не поступало молоко из КазЦика. И вообще нет у "Адала" такой фермы, – заявил он. Секретно, как в NASA Жители Космоса каждый день в семь утра сдают молоко заводу. Например, у Бакболата Сембаева есть три коровы и три телёнка. В зимний период продукт его нелёгкого труда адаловцы принимают по 40 тенге за литр, в летний – по 30 тенге. А вот у частников завод принимает молоко по 60 тенге за литр. Как нам объяснил Бакболат, они сами объезжают села, собирают у населения молоко и привозят его на завод. Заводчанам, конечно, выгодней принимать большие объемы. Адаловцы проводят лабораторный анализ, но справки о здоровье буренок ежедневно не требуют. Всё молоко сливают в один молоковоз и увозят на переработку. Но этот этап, к сожалению, не для глаз журналистов. Почему эта информация является секретной, остается только догадываться…

Источник: Мегаполис

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также

Загрузка...


Комментарии 6

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .