Финансы
145824 Кризис сошел на нет или мы просто привыкли жить в его условиях, приним... ➨ Читайте больше на NUR.KZ Экономика и бизнес

Марченко подвел итоги девальвации

Кризис сошел на нет или мы просто привыкли жить в его условиях, принимая их как неизбежную реальность? Экономика застыла на пресловутой точке бифуркации, и теперь предстоит рост или новая волна отбросит назад?

Марченко подвел итоги девальвации
Григорий Марченко. Фото Я. Радловского

Эти вопросы все еще горячо обсуждаются в обществе. Отбросив эмоции, посмотреть на ситуацию, исходя из показателей ушедшего года, предлагает глава Национального банка Григорий МАРЧЕНКО.

– Если вспомнить ключевые итоги, то, согласно официальным данным, рост экономики Казахстана в 2009 году составил 1,1%, рост промышленности – 1,7%. При том что прогнозы на старте прошлого года были весьма пессимистичными. Сегодня эксперты сходятся в том, что позитивный результат во многом обеспечен своевременно принятыми антикризисными мерами. Эффективность действий Правительства, Нацбанка и АФН, подводя итоги очень непростого года, оценил в Послании народу Глава государ­ства: "Мировой финансово-экономический кризис повлиял на темпы роста экономики, но не остановил наше развитие.

Накопленный экономический потенциал обеспечил нам устойчивость в труднейших кризисных баталиях последних трех лет. Мы защитили финансовую систему страны, спасли системообразующие банки.

Мы оказались в "группе прорыва" стран с положительными темпами роста. Валовые международные резервы и активы Национального фонда уже сегодня превысили 50 млрд. долларов и возросли за последние десять лет более чем в 25 раз. Важно отметить, что в прошлом году мы потратили часть средств, а сегодня объем фонда больше, чем в декабре прошлого года". И сегодня первоочередная задача экономики – подготовка экономики к посткризисному развитию. Значит, закрываем страницу борьбы с кризисом, в том числе эмоциональный аспект ее восприятия? – Эмоций стало меньше, и можно спокойно об этом поговорить, поскольку упреков – высказанных и не высказанных, действительно, накопилось много, – соглашается глава Нацбанка. – То, что они в большинстве своем являются эмоциональными, экономически необоснованными или финансово неграмотными, это очевидно. В частности, остается вопрос: зачем делали девальвацию? И даже сегодня еще есть мнение, что ее можно было не проводить. Но это – заблуждение.

Эмоций стало меньше, и можно спокойно об этом поговорить

– Григорий Александрович, если честно, то некоторые меры, особенно февральская девальвация, год назад казались очень жесткими, болезненными, необоснованными. – Вспомним, что ей предшествовало? Цены на сырье, которое является нашей основной статьей экспорта и существенной частью экономики, падают в два-три раза. Осенью 2008 года страны-соседи девальвируют валюту: Россия – на 50%, Украина – почти на 60%. В январе 2009 года наше промышленное производство за месяц падает на 18%. Из этого сокращения более двух третей – те отрасли, которые конкурируют с дешевым российским или украинским импортом. Все это мы уже проходили в 1998–1999 годах! Тогда у нас тоже, вроде, не было внутренних причин для девальвации. Но произошел дефолт в России. Случилась резкая девальвация, и все российские, украинские, белорусские товары, резко подешевев в долларовом исчислении, хлынули на наш рынок. Они были намного дешевле отечественных товаров, которые по цене не могли с ними конкурировать. В итоге у наших предприятий возникли проблемы: вначале они начали переходить на работу в одну смену, потом стали отправлять людей в неоплачиваемые отпуска… Многим финансистам выход в январе-феврале 1999 года виделся только в девальвации. Хотя я лично тогда не был ее сторонником. В тот период я был членом рабочей группы, и мы выступали против девальвации, считая, что можно решить эти вопросы методами налоговой, таможенной политики государства. Не получилось. И Нацбанк ввел свободно плавающий обменный курс в апреле 1999 года. В январе 2009 года были и схожие факторы, и другие обстоятельства. Например, только за этот один месяц чистая покупка долларов населением в обменных пунктах составила два миллиарда долларов! Для нашей системы это абсолютный рекорд.

Многим финансистам выход в январе-феврале 1999 года виделся только в девальвации

Кроме того, за тот же месяц переток депозитов из тенговых в валютные составил 3,8 млрд. долларов. То есть все понимали, что происходит, и начался массированный уход в доллары. Эти факторы ясно говорили о том, что девальвация была абсолютно неизбежна. Вопрос состоял лишь в том, как это сделать. Но то, что именно мне пришлось это сделать через неделю после вступления в должность, не говорит о том, что я пришел с готовой схемой. К этому решению, повторю, подвела реальная ситуация. – Была ли альтернатива реализованной схемы, например, постепенная девальвация, как в соседней России? – Падение промышленного производства, массовая скупка долларов и переток тенговых депозитов в валютные ясно говорили, что девальвацию нужно было делать раньше и что мы уже опаздываем. С точк

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также

Загрузка...


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .