Финансы
125551 Барахолку - "кормушку" для сотен тысяч казахстанцев - кризис не мог об... ➨ Читайте больше на NUR.KZ Экономика и бизнес

Кризис коснулся и алматинской "барахолки"

Барахолку - "кормушку" для сотен тысяч казахстанцев - кризис не мог обойти стороной. Объемы продаж на алматинских вещевых рынках упали примерно втрое. Торговцы, пытаясь привлечь покупателей к своим лоткам, стараются сейчас максимально снижать наценки. Однако существенно удешевить товары им не под силу, поскольку практически 100 процентов одежды и обуви в Казахстан ввозится из-за рубежа.

Покупатели, ау!

Барахольные ряды в последние месяцы пустуют даже в выходные дни. Заметно спрос стал падать осенью прошлого года. Сейчас же, как рассказывают торговцы, продавать стали в три раза меньше, чем до кризиса. Некая толчея, от которой уже стали отвыкать на вещевых рынках, была в минувшее воскресенье: кризис - не кризис, а покупать летние вещи и наряды на выпускной вечер надо.

Но и в этот раз продавцы не могли похвастаться хорошей выручкой даже в конце рабочего дня. То, что алматинцы и "шоп-туристы" из областей стали покупать гораздо меньше, заметно даже по тому, что в рядах довольно редко встречаются вечные барахольные раздражители: огромные тележки с товарами, женщины с пакетами и мужчины с "французскими" духами по дешевке. Реже стали встречаться, как говорят работники торговли, даже постоянные "клиенты" - карманники.

Такова ситуация на самых посещаемых рынках алматинской барахолки - "Болашаке", "Евразии", "Барысе", где товары продаются по самым низким ценам. На более дорогих рядах так называемой "европейки" и вовсе все чаще стали встречаться закрытые контейнеры.

- Да, таких случаев все больше, но все же нельзя сказать, что наметилась тенденция ухода из этого бизнеса, - говорит частный предприниматель, владелица контейнера на одном из барахольных рынков Наталья Рябова. - Некоторые действительно ушли в другие сферы, в основном потому, что не могут выплачивать ранее взятые кредиты. Сейчас наметилась иная тенденция: владельцы контейнеров отказываются от услуг наемных работников и теперь торгуют сами.

Для покупателей, напротив, сейчас довольно удачное время, поскольку цены на одежду и обувь практически вернулись к докризисной отметке. Хотя, по мнению Натальи Рябовой, это явление временное, связанное, скорее всего, с распродажей товаров старого завоза, новинки же дешевле быть не могут.

- Предприниматели сейчас, конечно, стараются ставить меньший процент на товары, но это ненамного снижает стоимость, - говорит она. - Да и как можно снижать цены, если доллар подорожал? Кроме того, в самом Китае продукция стала дороже в силу внутренних экономических причин.

Не могут торговцы понизить цены также и по той простой причине, что стоимость аренды торговых площадей осталась на прежнем уровне. Между тем месячная плата за аренду контейнера достигает трех тысяч долларов. Как ни удивительно, самые дорогие места - на самых дешевых рынках, где товары продаются по ценам ниже розничных.

На том же "Болашаке" аренда контейнера обходится в среднем в 1-2 тысячи долларов. В торговых местах с низкой проходимостью ежемесячная плата ниже - от 200-300 долларов. На только что открывшихся рядах первые месяцы торговать можно и вовсе почти задаром. Однако "прикормить" место в нынешнее время довольно трудно. Наиболее выгодное положение у тех предпринимателей, кто имеет собственные контейнеры. Они платят государственную аренду за место - на любом рынке 300 долларов в месяц. Но, как правило, контейнеры не продают, поставить же новый на барахольной площади размером с небольшой поселок просто некуда.     Если бы…

Сколько всего торговых мест на алматинской барахолке, подсчитать довольно трудно. Скажу лишь, что на барахолках, рынках, базарах Казахстана зарабатывают себе на жизнь, по разным данным, от 1,2 до 2 миллионов человек. И это не считая тех, кого можно назвать "вспомогательным резервом" - "водителей" тележек, разносчиков горячих обедов и прохладительных напитков и всех прочих постоянных обитателей базаров. На долю Алматы приходится половина этого количества. Какой, казалось бы, огромный рынок для сбыта, а значит, и большая возможность для развития отечественного производства!

Тем не менее найти на прилавках одежду или обувь с лейблом "made in Kazakhstan" практически невозможно. Точнее, одежда местного производства встречается, но крайне редко. И в основном это носки, колготки, ползунки. Мужская и женская одежда чаще продается в магазинах, а на барахольных рядах встречается реже, чем казахстанские носки. Да и то продавцы, как правило, не афишируют местный пошив. Зато одежда киргизского производства сейчас вполне успешно конкурирует не только с китайской, но даже с турецкой продукцией: качество не хуже, чем у товаров из КНР, а цены иногда даже дешевле.

Каждый раз, бывая на барахолке, невольно задаешься вопросом: почему Кыргызстан может экспортировать продукцию текстильной промышленности, а Казахстан, куда более развитый экономически, не может обеспечить себя даже нижним бельем?

Так, например, в Кыргызстане сейчас производится в два раза больше продукции швейного производства, чем в советское время, хотя 95 процентов государственных предприятий были закрыты. Экспорт, составляющий 90 процентов от общего объема произведенной нашими соседями продукции, в прошлом году принес бюджету Кыргызстана 120 миллионов долларов. А Казахстан в 2007 году (то есть еще до того, как отечественные производители остро почувствовали влияние глобального экономического кризиса) экспортировал всего 6 тысяч изделий…

Что же касается внутреннего рынка, то и до кризиса отечественное швейное производство покрывало не более 8 процентов потребности казахстанцев в одежде, в обуви - и вовсе 1 процент. Да и то большая часть отечественной продукции выпускается для нужд обороны, милиции, пошиваются также национальные костюмы и школьная форма. Сейчас же, по словам председателя правления Ассоциации предприятий легкой промышленности Казахстана Любови Худовой, объемы производства существенно снизились.

Почему так происходит, казахстанские текстильщики во главе с Ассоциацией легкой промышленности объясняют уже на протяжении многих лет: давление со стороны недекларированного импорта (по некоторым данным он составляет до 95 процентов от общего объема ввозимой продукции), на 80-85 процентов устаревшее оборудование на производстве, острый дефицит кадров в отрасли и, конечно, налоговое бремя. Последний фактор, на мой взгляд, наиболее острый.

Так, если взять пример других государств - лидеров текстильного производства, то там развитие отрасли обусловлено прежде всего налоговыми послаблениями и государственными субсидиями. В том же Кыргызстане, которому еще пока далеко до лидерства, так же как нам до него, объемы производства обеспечиваются не только крупными предприятиями. Огромную долю рынка занимают частные ателье. Секрет успеха прост - предприниматели платят только налог со швейной машинки, составляющий примерно 20-30 долларов.

Подобные налоговые преференции могли бы увеличить и число казахстанских ателье. Особенно это пришлось бы кстати сейчас, когда границ кризиса еще не видно, но зато все ощутимее его последствия. Несомненно, поддержка частного сектора швейного производства обеспечила бы и так необходимые сейчас рабочие места. Впрочем, "made in Kazakhstan" еще надолго останется в долгом ящике под грифом "если бы". А значит, по-прежнему с нашей "кормушки" самые жирные кусочки будут уходить в бюджет других стран, наш удел - крошки.

В статье: Новости Алматы

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также

Загрузка...


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .