Финансы
121567 Как только в крупнейшем банке страны появился новый акционер, вокруг БТА Банка началась информационная война Экономика и бизнес

Сайденов: За аренду суперсамолетов для бывшего руководства БТА Банк платил по 100 миллионов в месяц!

Как только в крупнейшем банке страны появился новый акционер, вокруг БТА Банка началась информационная война, развязанная бывшим руководителем этого финансового института Мухтаром Аблязовым. На этой неделе громкое заявление сделал заместитель председателя правления банка Роман Солодченко. Он нарисовал более чем мрачные перспективы, заявив о том, что “точка невозврата пройдена” и банк обречен. Анвар САЙДЕНОВ, председатель правления БТА Банка не намерен обмениваться словесными ударами с представителями старой команды управленцев.

Анвар Сайденов
- Мы уже слышали много заявлений разного рода, думаю, что этот демарш далеко не последний, - сказал в интервью нашей газете г-н Сайденов. - Спорить с этим не только бесполезно, но, как я считаю, вредно для банка. У нас сейчас много неотложных дел, поэтому тратить время на взаимные упреки и пустую полемику - слишком дорогое для нас удовольствие.

- И все же, “наезды” на банк негативно влияют на общественное мнение, особенно учитывая то, что ваши оппоненты знают, о чем говорят. А вы все полтора месяца отмалчиваетесь, если не считать нейтральных заявлений.

- Конечно, “оппоненты знают, о чем говорят”, потому что сами прямо виноваты в тех проблемах, из-за которых государство было вынуждено вмешаться в управление крупнейшим в стране финансовым институтом.

Есть внешние заимствования банка, плановое обслуживание которых является в нынешних экономических условиях непростой задачей.

Есть портфель кредитов, выданных под проекты прежнего руководства банка аффилированным с ним компаниям, в том числе многочисленным “пустым” офшорам. Сейчас проводится тщательная ревизия этого портфеля, залогов под эти кредиты, и по результатам такой работы можно будет оценить перспективы их возврата.

Есть целая сеть разных компаний, работавших на рынке ценных бумаг, в недвижимости, которые “кормились” вокруг банка и которые были связаны с теми же лицами. Приходится разбираться с этим и “закрывать лавочку”. Есть ряд банков в странах СНГ и дальнем зарубежье, которые приобретались в ходе реализации “голубой мечты о глобальном банке”. Необходимо проанализировать перспективы каждой из таких инвестиций и сопоставить их с теми ресурсами, которые есть в распоряжении БТА.

Была система круговой поруки, когда решения принимались узкой группой доверенных лиц и оформлялись протоколами кредитного комитета, несмотря на возражения рисковиков, а председатель правления отвечал в банке за бренд-офис и отношения с внеш-ними инвесторами. Я очень сомневаюсь, что такая система имеет что-то общее с “международными принципами корпоративного управления”. Чтобы не быть голословным, приведу один пример. В банке в качестве залогового обеспечения находилось несколько самолетов класса “люкс”, которые в течение последних двух лет обслуживали бывшее руководство и их родственников. За содержание этих самолетов в 2008 году банк ежемесячно выплачивал более 100 миллионов тенге в месяц. Так вот, в январе этого года самолеты были выведены из залогового обеспечения и заменены будущими поступлениями соевого текстурата (!).

Требуется колоссальная работа по исправлению ситуации, которой занята и новая команда, и костяк сотрудников, настоящих патриотов банка, которые в нем остались. Можно, конечно, “проголосовать ногами” (я, правда, думал, что у профессионалов-банкиров центр принятия решений находится в другом месте) и издалека разглагольствовать о том, что “банк прошел точку невозврата”. Но это выбор, который каждый делает сам.

- Надо ли было спасать банк? Я слышал, что потерпи государство еще несколько дней, и г-н Аблязов был бы вынужден объявить дефолт.

- Увы, последствия дефолта такого банка, как БТА, были бы плачевными для всей страны. Этого нельзя было допустить ни в коем случае. Как я уже говорил вам в прошлый раз, государство ждало достаточно долго, но денег, которые обещал Мухтар Аблязов, никто так и не увидел. Тем временем ситуация не терпела отлагательства. Поэтому вхождение государства в состав акционеров было предупреждением более серьезных проблем, которые неизбежно возникли бы в связи с банкротством банка. Если бы хотели уничтожить репутацию топ-менеджеров банка, которые довели его до такого состояния, что государство было вынуждено принять экстренные меры, можно было бы и выжидать. Но для государства несоизмеримо важнее сохранить финансовую стабильность в стране, а разбираться с одним из его граждан, пусть даже и очень крупным бизнесменом, должны соответствующие органы в случае нарушения им законов.

- Почему вы не обнародуете суммы кредитов, полученных предприятиями Мухтара Аблязова?

- Деньги, как вы знаете, любят тишину, а банковское дело строится на доверии и, несмотря на всю банальность этих утверждений, они остаются актуальными. Оттого что я назову цифры, ситуация не изменится, поэтому никакого смысла в этих внешних эффектах нет. Может быть, для прессы это и было бы интересно, но не всегда интересы СМИ и банковского бизнеса совпадают. Работа над этими займами будет вестись в обычном режиме - банк будет следить за обслуживанием займов по тому или иному проекту, принимать меры при возникновении проблем с погашением, заниматься взысканием, реструктуризацией долга. Для банка нет никакой разницы, кто владелец проекта.

- А как же быть с уголовным делом, возбужденным против гг. Аблязова и Жаримбетова?

- Насколько я понимаю, оно возбуждено по фактам нарушения законодательства, нанесения материального ущерба банку в результате таких действий. Хотя, конечно, этот вопрос лучше задать правоохранительным органам. Можно сколько угодно долго обсуждать эту небезынтересную для широкого круга читателей тему, но для наших вкладчиков, клиентов, партнеров и международных финансовых институтов гораздо важнее знать, что банк крепко стоит на ногах, ситуация под полным контролем и все заявления, которые делаются со стороны, не имеют ничего общего с действительностью.

- Кстати, о действительности. В прошлый раз вы говорили о том, что банк накачают деньгами по различным госпрограммам. Что уже сделано?

- На сегодня в банк в рамках госпрограмм поступило 62 миллиарда тенге на рефинансирование ипотечных займов и на поддержку малого и среднего бизнеса. БТА назначен основным оператором по программе поддержки агропромышленного сектора, а также достройки объектов в Астане и Алматы.

- На этой неделе банк объявил о размещении облигаций на сумму более чем два миллиарда долларов. Кто купит эти облигации?

- По нашим предварительным оценкам, облигации могут приобрести институциональные инвесторы - фонды, страховые компании и т. д. Поскольку за эмитентом стоит государственный фонд, как главный акционер, надежность этих облигаций не должна вызывать сомнений у инвесторов. Наша облигационная программа рассчитана на привлечение в общей сложности более четырех миллиардов долларов США.

- Куда будут направлены деньги, привлеченные от размещения облигаций?

- На поддержание ликвидности, выполнение обязательств перед вкладчиками и клиентами, а также на меры по изменению структуры внешних обязательств.

- Каким вы видите дальнейшее развитие БТА Банка?

- При прежнем руководстве планировалось, что банк будет развиваться как глобальный финансовый институт. Безусловно, финансовый кризис серьезно повлиял на реализацию данной стратегии. В той или иной мере она будет пересмотрена в зависимости от рекомендаций со стороны основного акционера - ФНБ “Самрук-Казына”. Между тем очевидно, что в настоящий период основные усилия должны быть направлены на развитие бизнеса внутри страны. Речь идет о консолидации деятельности всех дочерних подразделений, включая страховые, лизинговую, инвестиционную и другие компании. Мы хотим сосредоточиться на предоставлении качественного комплекса услуг для всех наших клиентов: розничного бизнеса, малого и среднего предпринимательства, корпоративного сектора.

Безусловно, мы будем также отвечать по всем плановым обязательствам банка и по подписанным международным соглашениям, в том числе касающихся и дочерних организаций.

Поэтому краткосрочная программа - это внести корректировки в стратегию развития, среднесрочная - решить вопросы, связанные с внешним долгом банка и кредитным портфелем.

- Пишут, что российский Сбербанк собирается выкупить 100 процентов акций БТА.

- На данный момент идет рабочий процесс со Сбербанком России. Делегация специалистов во главе с представителями руководства Сбербанка дважды приезжала в Казахстан и вела переговоры с руководством БТА. Однако какая-то определенность в этом вопросе появится только после того, как в банке будет завершен независимый аудит, проводимый компаний KPMG. Ожидается, что аудит продлится как минимум месяца полтора-два.

- А в чем смысл продажи банка?

- Как уже неоднократно заявлялось, государство не собирается вечно управлять банком. Во время кризиса вхождение государства в частный банк - это общемировая тенденция. Но если появится потенциальный крупный инвестор, который сможет справиться с задачами, стоящими перед системообразующим финансовым институтом страны и который предложит выгодные условия своего вхождения в капитал банка, то я не вижу причин для отказа в продаже акций фондом “Самрук-Казына”.

Источник: Время

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также

Загрузка...


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .