Финансы
119135 С соседями надо не только дружить, но и учиться на их горьком или удачном опыте ➨ Читайте больше на NUR.KZ Экономика и бизнес

Правомерны ли нападки на Нацбанк из-за девальвации? Сравните с Россией!

С соседями надо не только дружить, но и учиться на их горьком или удачном опыте. Болезненный удар, нанесенный девальвацией тенге, вызвал "громы и молнии" на руководство Нацбанка. А вот теперь маловеры пусть посмотрят на то, что творилось в России, и возьмут свои слова назад.

Никакого выбора у Национального банка РК и не было. Девальвация тенге была объективно неизбежна, как скорый дембель для "дедушки" или большая чистая любовь в 17 лет. Поддерживать курс национальной валюты во что бы то ни стало было бессмысленно. Сильный тенге на уровне 120 за доллар полностью "обезжирил" бы страну за полгода. Но если вам жалко тех шести миллиардов, которые Нацбанк РК потратил на "подкачку" тенге за декабрь-январь, то посмотрите, какие чудовищные масштабы имел "процесс отопления космоса" в России, и утешьтесь.

В прошлом году Центробанк России выделил Внешэкономбанку 50 млрд долларов для рефинансирования внешних долгов российских компаний и плюс потратил еще более 100 млрд долларов на поддержку курса рубля. В итоге в целом за 2008 год объем резервов в России снизился (а ведь еще в первом полугодии того года они росли!) на 11 процентов - с 478,7 млрд до 427 млрд долларов. С максимального значения 598,1 млрд долларов, зафиксированного 8 августа прошлого года, резервы сократились на 171 млрд долларов. За четыре месяца Россия похудела на треть своих жировых запасов (не гербалайф)!

Сторонники одномоментной девальвации рубля хватались за головы, глядя, как главный финансовый регулятор страны швыряет в топку миллиарды. Бывало, что банк России расходовал более 10 млрд долларов в день. Наконец их услышали - рубль плавно пополз вниз. Почему не спрыгнул?

Слезть или спрыгнуть?

"Оно, конечно, желательно сначала помучиться", - сказал товарищ Сухов, кося глазом на маузер в руке у басмача. В экономической науке такой определенности насчет одномоментной или растянутой девальвации нет. Можно по-всякому, лишь бы не подпитывались инфляционные ожидания. А их не предскажешь.

Когда в конце 1994 года в Мексике из-за роста ожиданий неминуемой девальвации песо началось бегство капитала, правительство этой страны, истратив на борьбу с неизбежным за несколько недель около 80 процентов валютных резервов страны, решилось-таки на резкую девальвацию. Но было уже поздно. Слабым утешением могло служить лишь то, что при этом был открыт так называемый "эффект текилы" - неуклюжие действия мексиканского правительства по девальвации песо оказались совершенно неожиданными для граждан, а обнародованные данные о состоянии валютных резервов вызвали шок. Началась паника - инвесторы стали срочно изымать средства. Что, собственно, власти и пытались предотвратить.

Плавная девальвация валюты - плохо: население не знает, как долго она собирается "сползать", и пессимистично рассчитывает на худшее. А депрессивные настроения усугубляют течение любой болезни.

Одномоментная девальвация на значительный процент - тоже плохо: это шок. Вдобавок, отступив далеко назад на линию Маннергейма, ее надо удерживать во что бы то ни стало. Вам какой вариант больше нравится?

Оно нам надо?

Ну ладно, избежать девальвации в любом случае не удастся. Но что она дает? Это первый шаг в шахматной партии "мат в три хода" или шанс на укрепление и оздоровление экономики?

Премудрые экономисты на этот счет придумали условие Маршалла-Лернера - "положительный эффект девальвации национальной валюты на сальдо счета текущих операций будет достигнут, если сумма эластичностей спроса на экспортные и импортные товары по цене больше единицы". Если эта формулировка кажется вам слишком примитивной, есть еще равенство Робинсона-Метцлера, или "формула четырех эластичностей", на коих подвешена непререкаемая истина. Вот только практика насмешливо опровергает заумные построения высоколобых финансовых гениев.

Итак, Россия, август 1998 года, "черный вторник". Рубль обесценился на 70 процентов. Девальвация на треть снизила покупательную способность населения, вдвое урезала фактические доходы пенсионеров, четыре пятых российского населения поставила на грань выживания. Потребительский спрос резко упал, что, в свою очередь, явилось тормозом для роста отечественной промышленности.

Такие маститые мировые институты, как МВФ и ЕБРР, поспешили заказать по России заупокойную мессу. Они прогнозировали для РФ на 1999 год спад промышленного производства на 6-7 процентов и самые худшие показатели развития среди всех стран СНГ. Просвещенный Запад вполне мог принять желаемое за действительное. Но ведь и российские эксперты оказались пессимистичны - Минэкономики РФ в начале 1999 года предсказывало снижение ВВП на 2,5-3 процента! А что вышло?

С точностью до наоборот

В течение 12 месяцев после августа среднемесячные показатели прибыли предприятий, скорректированные с учетом инфляции, выросли в 4 раза. Девальвация рубля улучшила финансовое положение предприятий лесной, деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной, химической промышленности. Несколько меньший рост был отмечен в сфере выпуска промышленных товаров производственного назначения. Наблюдалось также увеличение числа крупных заказов со стороны металлургических и добывающих компаний.

Девальвация рубля оживила большинство отраслей, производящих потребительские товары. В пищевой промышленности наиболее благоприятная конъюнктура сложилась на рынках куриного мяса, макаронных изделий и подсолнечного масла. Российские производители пива оперативно воспользовались результатами девальвации рубля, потеснив зарубежных конкурентов. Железнодорожные компании и компании водного транспорта получили существенный выигрыш как от повышения спроса на свои услуги, так и от сравнительно низкого уровня издержек.

Доля поставок из-за рубежа в обеспечении розничного товарооборота в России отродясь не опускалась ниже 50 процентов. После августа 1998 года в результате подорожания импорта этот показатель сократился - в 1999 году до чуть более одной трети. (Кстати, к настоящему времени этот положительный эффект девальвации рубля уже "съеден", доля импортной продукции в розничном товарообороте России вновь выросла почти до 40 процентов.)

Сильнее всего тогда сократился импорт товаров, которые Россия с успехом могла производить сама, - машины и оборудование, а также изделия из древесины (минус 53,5 процента). В меньшей мере упал импорт продовольствия, текстиля, продукции химической промышленности (минус 39,7 процента), но ведь и это немало!

По итогам 1999 года рост производства на предприятиях военно-промышленного комплекса составил, по самым скромным подсчетам, более 30 процентов. Интересно, что о прибылях в абсолютных цифрах российские оборонщики умолчали. В целом по 1999 году промышленное производство превзошло результаты 1998 года на 8,1 процента. То есть многоумные западные доброжелатели позорно не угадали не только выраженность, но и направление тенденции.

Эффект "черного вторника" полностью иссяк, по оценкам правительственных экономистов, лишь совсем недавно - в 2004-2005 годах. Россия после девальвации стала фактически другой страной. Нет, она не стала преуспевающей или высокотехнологичной. Но с колен она поднялась.

Повторение пройденного

Недавняя девальвация рубля от того памятного кошмара 1998 года отличается принципиально. Тогда у России не было никаких резервов, а теперь их - 400 млрд долларов. Рубль, как рассчитывают российские экономисты, на этот раз будет падать гораздо меньше, а положительный эффект девальвации будет большим (кстати, сейчас рубль вновь подрос). Самое главное ожидание - доля нефти и металлов в структуре прибыли от экспорта России должна упасть с 79 процентов (как в 2005-м) до 50 процентов в 2009 году.

А что ждать от девальвации тенге нам?

Позвольте мне теперь от многократно перепроверенных цифр перейти к эмоциям. Скажите, пожалуйста, что такое 23 процента - а именно на столько упал тенге - для нашей бизнес-практики?Стандартный коммерческий "навар" в Казахстане - не меньше чем 100 процентов. Общепринятый откат - 20 процентов. Как мы недавно узнали, плата за кредит могла составлять от 30 до 60 процентов искомой суммы (и кто ж его брал на таких условиях!). Те, кто занимается внешнеэкономической деятельностью, могли бы сюда добавить пару ласковых слов насчет растомаживания. Девальвационные 23 процента в системе таких экономически-специфических отношений погоды, мягко говоря, не делают.

Едва прозвучало объявление о девальвации, как в крупнейших супермаркетах Алматы начали судорожно менять цены. Некоторые даже закрылись по этому поводу. Бытовая техника за считанные часы выросла в цене на 30, 40, а то и 50 процентов.

С действием какого экономического закона мы столкнулись в данной ситуации? Хотелось бы спросить мистера Робинсона и герра Метцлера: какая из четырех "эластичностей" из их знаменитого равенства осталась перерастянутой в данном случае? И я даже догадываюсь, каким был бы ответ!

"Натюрлих! - сказал бы герр Метцлер. - Это просто фантастиш, до чего жадные ваши гешефтмахеры. Они пользуются тем, что торговец в вашей стране превыше всего - как производителя, так и покупателя. Торговец делает свой бессовестный гешефт, даже если всему обществу грозит капут. Если вы будете жить по нормальным экономическим законам, то эти 23 процента девальвации покажутся вам полной чушью. Так что берите в руки метлы - и работайте".

Источник: Экспресс-К
В статье: Новости Алматы

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также

Загрузка...


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .