1034758 Нельзя голословно обвинять нефтеперерабатывающий сектор РК ➨ Читайте больше на NUR.KZ Интересно знать

Почему в Казахстане всего три НПЗ?

Редакция NUR.kz пообщалась с заместителем Гендиректора Казахского института нефти и газа Акбаром Тукаевым. Мы задали самые актуальные вопросы, волнующие каждого казахстанца - касающиеся цены на нефть, состояния нефтяного сектора РК, судьбы Кашагана, нехватки НПЗ. 

Почему в Казахстане всего три НПЗ?

Что вы можете сказать о проекте Кашаган – возможно ли его свертывание либо заморозка?

В данном вопросе необходимо особо выделять два момента. Первый – общий тренд усложнения добычи нефти. Второй момент – Кашаган – это изначально долгосрочный проект, способный влиять на экономику страны несколько десятилетий.

В настоящее время порядка 25% мировой нефтедобычи связано с трудно извлекаемыми запасами. Каждый год доля таких проектов растет. По последним прогнозам к 2030 году этот показатель возрастет до 40%.

При этом, практически все данные проекты сталкиваются с широким комплексом проблем, зачастую носящим специфичный характер для каждого месторождения. Это и арктические проекты, и глубоководные, включая ставший притчей во языцах бразильский проект Тьюпи.

Вместе с тем, было бы ошибкой утверждать, что проект Кашаган будет заморожен или подвергнется свертыванию. Глобальный спрос на нефть продолжает расти. По самым скромным оценкам потребление нефти в мире к 2025 году превысит 100 млн. баррелей в сутки, к 2040 году – 110 млн. Таким образом, Кашаган, с учетом его статуса месторождения – супергиганта, это задел Казахстана для дальнейшего функционирования нашей экономики и надлежащей роли страны в глобальной энергетике. Что же касается цен на нефть, то их снижение влияет, главным образом, на срок окупаемости проекта.

Почему в Казахстане всего три НПЗ?

Каковы ваши прогнозы по стоимости нефти на текущий год?

Зависимость цены на нефть от большого числа факторов уже неоднократно озвучивалась. Я бы хотел отметить, что вопреки расхожему мнению, показатели собственно глобальной нефтяной отрасли вовсе не являются реальными импульсами снижения цен. Более того, все активно используемые аргументы «медвежьего тренда» имеют весомые контраргументы.

Например, разница спроса и предложения на нефть в мире имела аналогичные параметры в 2012 году. Между тем, цена на нефть Brent находилась тогда в диапазоне 110-127 долларов за баррель.

Другой пример - «замусоленный» тезис о снижении темпа роста ВВП Китая. На самом деле, вне зависимости от экономического роста, потребление нефти в КНР каждый год растет более чем на 300 тыс. баррелей в сутки. Также по данной стране часто фигурирует снижающийся общий индекс PMI, который нередко служит причиной биржевой лихорадки. На самом деле здесь надо рассматривать такие составляющие PMI, как индексы по крупным предприятиям (основным потребителям нефти), импорта, сырьевых цен.  Эти составные компоненты показывают более достоверную картину влияния на нефтегазовый комплекс Поднебесной.

Подобные выкладки и цифры можно привести по всему спектру некорректных и часто обывательских подходов, касающихся мировой нефтяной отрасли. А в контексте прогнозов по 2016 году, с учетом многообразия факторов геополитического и спекулятивного свойства, целесообразно рассматривать три варианта цены Brent:

- Пессимистичный вариант – среднегодовая цена 30-35 долларов за баррель;

- Реалистичный вариант – 35-50 долларов;

- Оптимистичный – 50-60 долларов.

Каждый человек вправе выбрать свой вариант - аргументы в пользу каждого из них весьма существенны. Например, мои предпочтения в сторону реалистичного или оптимистичного вариантов – займут несколько десятков страниц с графиками и таблицами. А по пессимистичному сценарию можно привести отдельные отраслевые выкладки, которые нигде не озвучиваются, но могут повергнуть в мрачнейшее настроение руководителей нефтегазовых компаний. С 2010 по 2014 годы подобные подходы позволяли мне очень точно предсказывать среднегодовую цену.

Кроме того, в огромном сегодняшнем потоке мнений и комментариев, в вопросе прогнозов необходимо четко понимать следующее:

- это среднегодовая цена, а не вся амплитуда колебаний, которая будет изменчивой весь год;

- 10 долларов за баррель в 90-е годы прошлого века – это 20 долларов в условиях современности;

- рекламируемый демпинговый уровень цен в 20 долларов по отдельным странам ОПЕК соответствует 24 долларам и более для нефти Brent .

Почему в Казахстане всего три НПЗ?

Одна нефтяная компания в РК - «Великая стена» уже сократила большое число своих сотрудников. Последуют ли за ней другие, и как сильно это может отразиться на нефтедобывающем секторе РК?

Достаточно хорошо известно, что для поддержания растущих потребностей мировой экономики необходимо ежегодное инвестирование в глобальную нефтегазовую отрасль порядка 750 млрд. долларов. Падение цен в 2015 году привело к сокращению данных объемов инвестиций на 20%, в т.ч. в новые проекты – на 40%.

Соответственно, в мире начались процессы масштабной оптимизации затрат и сокращения персонала на 15-20%. Особенно сильно это ударило по сервисным компаниям, например, обеспечивающим бурение. В результате, число действующих буровых установок в глобальной нефтегазовой отрасли за 2015 год сократилось в 1,7 раза.

Безусловно, данный риск сокращения кадров существует и в Казахстане, и он уже начал себя проявлять. А в случае реализации вышеупомянутого пессимистичного варианта, серьезные проблемы  возникнут не менее чем у 30 тыс. сотрудников компаний нефтегазового профиля в Казахстане. Вместе с тем, у нас в стране на подходе новые фазы развития по группе крупнейших месторождений, что может смягчить остроту проблематики.

Почему в Казахстане всего три НПЗ?

Почему Казахстан за все годы независимости имеет только 3 НПЗ, да и те работают как попало?

Современная нефтепереработка далека от упрощенного подхода – взять и построить или модернизировать. Необходимо учитывать масштаб инвестиций в строительство и в постоянную поддержку, высокую скорость изменения международных стандартов на нефтепродукты, наличие группы ведущих мировых лицензиаров, с которыми требуется обязательно взаимодействовать, обеспечение каналов реализации продукции и т.д.

В этой связи Казахстан вовсе не одинок в своей текущей ситуации. Целая группа нефтедобывающих и нефтепотребляющих стран постоянно сталкивается с аналогичными трудностями. Более того, собственного бензина и дизтоплива не хватает практически во всех странах ОПЕК, в том числе и в Саудовской Аравии и ОАЭ. В то же время в Европе простаивает порядка 3% нефтеперерабатывающих мощностей.

Основная проблема наращивания переработки – поиск инвестиционных ресурсов. Чтобы обеспечить строительство высокотехнологичных мощностей на каждый 1 млн. тонн переработки в год требуется осуществить затраты от 600 млн. долларов до 1,2 млрд. При этом основной тренд современности – строительство НПЗ мощностью от 10 млн. тонн переработки в год.

Вследствие этих причин, НПЗ в Абреу-и-Лиме (Бразилия) строили порядка 10 лет. Другой последний пример - проект индийского НПЗ в Парадип был одобрен вообще в 1998 году, а фактически завершен только недавно.

Поэтому нельзя голословно обвинять казахстанский нефтеперерабатывающий сектор. А тем, кто реально переживает за производство отечественных нефтепродуктов, предлагаю на деле подключиться к работе по поиску инвесторов, способных вложить существенные средства в эффективное функционирование действующих НПЗ или строительство новых заводов, отвечающих высоким современным требованиям.

Почему в Казахстане всего три НПЗ?

Есть мнение, что низкие цены на нефть выкинут с мирового рынка такие страны-поставщики нефти как Казахстан. Согласны ли вы с этим мнением?

Абсолютно не согласен. Назову только три аргумента.

Во-первых, в мире существует около 50 стран, в которых добываются более-менее значимые объемы нефти. Казахстан входит в ведущую двадцатку по запасам и добыче. Поэтому вытеснить нас с рынка сочетанием низких цен и заменяемых объемов невозможно.

Во-вторых, около трети нашей добычи способно выдержать уровень цены Brent ниже 20 долларов за баррель.

В-третьих, в мировой классификации экспортируемой нефти по плотности и содержанию серы казахстанская нефть входит в число наиболее востребованных. Недаром поставки из Казахстана осуществляются более чем в тридцать государств мира.

Конечно, сейчас далеко не самый благоприятный период для работы нашей нефтяной отрасли. Но с учетом того, что нефть в качестве ключевого энергоресурса безуспешно хоронят в мире уже более 60 лет, а спрос на нее уверенно растет и есть потребность в новых проектах с соответствующим инвестиционным циклом – самый пессимистичный предел относительно низких цен составит не более восьми лет.

Также рекомендуем вам почитать наши другие интересные материалы о нефти:

Назарбаев: Может быть, надо привыкать к низким ценам на нефть

Предсказавший падение цен на нефть трейдер пообещал рост до 50 долларов

Снятие санкций с Ирана может вызвать потерю доли Казахстана на нефтяном рынке

Новое дно нефти: почти 30 долларов за баррель

В Казахстане планируют привязать ЭТП к мировым ценам на нефть

Что будет с экономикой РК если нефть упадет до 15 долларов?

Нефть может подорожать на 50%?

В статье: Нефть

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также

Загрузка...


Комментарии 70

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .